В тесноте, да не в БутыркеВремя у нас такое – все спешат быть первыми. Но грамотно спешит тот, кто делает это медленно. Читаешь на афише «первый украинский блокбастер» и веселишься, словно услышал анекдто. Авторы «Штольни» называют свою работу «первым украинским приключенческим триллером», что выдает в них людей, приближенных к реальности в большей мере, чем другие.

 

Начало года 2006-го позволяет допустить, пусть даже в порядке помутнения рассудка, что известия о смерти украинского кино были сильно преувеличены. Мэтры режиссуры бьются, аки депутаты в парламенте, за права (и, что более существенно, за возможности) ставить «Тараса Бульбу» хоть с Депардье, хоть со Ступкой, хоть с самим чертом. В феврале режиссер Шапиро осчастливил своей третьей картиной «Хэппипипл» внеконкурсную программу Берлинале «Форум молодого кино». В марте на большие экраны прорвались два полнометражных дебюта, освоившие широкий спектр смысловых оттенков оранжевого цвета.

 

Весна дебютов наших продолжилась «Штольней». Фильмом, преследующим сразу несколько целей, среди которых – оправдать «чаяния молодого украинского зрителя» и доказать коммерческий потенциал жанрового кино местного производства, снятого на украинском же языке. По умолчанию, под чаяниями принято считать желание смотреть кино «про себя», замешанное на узнаваемых реалиях и знакомых деталях повседневности. Что до языка, то он «живой, современный, молодежный», как особо уточняют постановщики «Штольни». Каждый, кто пользуется общественным транспортом или, скажем, обращал внимание на речевые практики жителей рабочих окраин и спальных районов, мог заметить, что молодежь оживляет родную речь преимущественно нецензурной лексикой. Этот скользкий момент сглажен простой социальной корректировкой: главные герои картины – хорошо воспитанные студенты исторического факультета. Жанр триллера потребовал от них отправиться с профессором-археологом на раскопки, заночевать у входа в выбранную ученым пещеру, на утро обнаружить исчезновение наставника, спуститься на его поиски в неотапливаемый подземный лабиринт, в тесных коридорах которого их ждут: камнепад, крысы-переростки, призраки и пр. Сюжет допускает летальный исход. 

 

Со своими смертельно опасными экскурсиями по полузатопленным штольням авторы ленты присоединились к мировым, можно сказать, тенденциям – только в прошлом году на эту тему были сняты английский «Спуск» и американо-германская «Пещера». При всех зрительских чаяниях «Штольня» не скрывает своего глубокого родства с сюжетными партитурами, отыгранными до автоматизма в странах с развитой кинематографией и хорошо знакомыми по кино- и видеорепертуару. Закон о простоте, к которой тянутся люди, подводит редко и выразительно полезен в случаях, когда у творческих людей на счету каждая копейка.

 

Заявленный бюджет «Штольни» - 4 миллиона гривен, для украинского независимого кинопроизводства это большие деньги. Поначалу создатели картины, ранее снимавшие рекламу и музыкальные клипы, гордо взяли все затраты на себя, мол, честно накопили за годы каторжного труда. Впору было порадоваться за столь высокий уровень благосостояния украинских клипмейкеров, но когда Минкультуры ответило отказом на просьбу дофинансировать производство фильма в размере 800 тыс. грн., дистрибьютор и один из инвесторов фильма ударили в набат. Завяленное, опять-таки, количество экранов, на которых стартует «Штольня» - 30 – будоражит не меньше, чем бюджет. Не каждый голливудский боевик получает такие комфортные условия. Но на всякий случай первый украинский приключенческий триллер озвучен еще и на русский язык, для проката у северного соседа. А ну как зрительских чаяний на четыре миллиона гривен не хватит?

Максим Черных, "КиноДайджест" 

Ретроспектива

Январь 2018 (1)
Декабрь 2017 (5)
Ноябрь 2017 (2)
Октябрь 2017 (5)
Сентябрь 2017 (5)
Август 2017 (7)

Календарь

«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031