Ирэн Роздобудько больше не пишет сценарии по своим книгамОна – автор 14 книг, лауреат многочисленных международных и всеукраинских литературных конкурсов: «Коронация слова», премии имени князя Юрия Долгорукова, «Книга года Би-би-си», премии имени Нестора Летописца, а также «Самый продаваемый автор 2006 года». Ирэн рассказала журналистам «Правды» о тонкостях работы сценариста, своих детских мечтах и украинском кинопрокате.

 

– Читая ваши интервью, удивляешься, чем вам только не приходилось заниматься в жизни. Вы были корректором, телеграфисткой, поваром, шпрехшталмейстером (человек, объявляющий номера в цирке), стали редактором журнала и одной из самых раскупаемых украинских писателей. Вот теперь вы еще и сценарист. Тяжело было пробиваться в киноиндустрию?

– Я очень люблю кино, и связать с ним свою судьбу было моей мечтой детства. Помню, в пять лет фантазировала: вот иду по улице, вдруг меня останавливает режиссер и предлагает сняться в кино. Но я бы так быстро не согласилась, а, выдержав театральную паузу, томно подняла глаза и ответила: «Согласна». Но в то время мечта так и не осуществилась. Только по прошествии 30 лет я попала в киноиндустрию, правда, не как актриса, а как сценарист (хотя в крошечных ролях меня тоже можно увидеть). А вышло все случайно. Продюсеры компании Fresh Production UA (дочерняя фирма Star Media) прочитали мою книгу «Увядшие цветы выбрасывают», и она им очень понравилась. Вскоре они предложили написать по ней сценарий. Книжка сама по себе небольшая, и я должна была развить ее на четыре серии. Конечно, я сразу согласилась, хотя не имела представления ни как их писать, ни как оформлять. Вот так и получился телевизионный продукт «Осенние цветы», который, несмотря на то, что был моим первым сценарным опытом, на экраны выходит последним. Долго не могли определиться с актерами. Помню, мне назвали такие имена, что у меня просто челюсть отвисла. Говорили, что будут играть и Алла Демидова, и Анна Плисецкая, и Ирина Скобцева. Признаюсь, я была немного шокирована, ведь только приблизилась к своей мечте – и тут такие актеры. В результате сыграли Людмила Чурсина, Светлана Немоляева и Валентин Гафт. Также простой был из-за того, что долго не могли найти режиссера. Должен был снимать Андрей Бенкендорф, но в итоге его место занял Ахтем Сейтаблаев.

 

– Экранизации книг не раз воспринимались в штыки поклонниками творчества первоисточника. А как относятся к вашим книгам, перенесенным на экран?

– Не всегда хорошо. К примеру, мой второй сценарий по книге «Пуговица» попросили сократить в пять раз, и читатели считают, что фильм хуже, чем книга. Нападают на режиссера Владимира Тихого, мол, он испортил произведение. В свою очередь мы объясняем, что фильм и книга – два разных произведения. Да и сложно в 90 минут втиснуть 20 лет жизни главных героев. В октябре прошлого года этот фильм получил приз за лучший сценарий на Международном фестивале в городе Бар (Черногорье). Теперь все эти разговоры отпали. Но после таких нападок на режиссера, я решила больше не писать сценарии по своим книгам.

 

– Эти фильмы снимались исключительно на украинские деньги или были российские капиталовложения?

– Такие нюансы я до конца не знаю, но заказы были из России. Сейчас они не покупают фильмы, а сначала читают краткое содержание на четырех листах. И исходя из прочитанного, определяются, будут они брать картину или нет. Когда какой-то из каналов утвердительно кивнет головой, тогда начинается работа. Наши снимают за определенную сумму, а потом продают его вдвое дороже в ту же Россию или Прибалтику. Но пока у нас не будет своего кинорынка, их все равно будут продавать за копейки.

 

– Есть разница между написанием книги и сценария?

– Конечно, и причем огромная. Книга – это только мое, и за конечный результат отвечаю только я одна. Меня могут закидать цветами или тухлыми яйцами, но это моя индивидуальная работа, которую я делаю, когда хочу. К сценарию другой подход. Его ждут не менее 150 человек. Вплоть до осветителей, художников и даже девочек, которые варят кофе. И это очень большая ответственность. Но с одной стороны все зависит от сценариста, а с другой – с ним никто не считается. Твою работу могут корректировать и продюсер, и режиссер, и актер. На «Цветах…» был такой случай. В один из дней, когда я делала рутинную журналистскую работу, мне позвонил режиссер и сказал: «Ты знаешь, Валентин Гафт просит развить его монолог…». Несколько лет назад, я и не думала, чтобы Гафт, хоть и заочно, обратиться ко мне с такой просьбой. Бросила все, чем занималась и взялась за сценарий. Вот еще один пример. В «Таинственном острове» должен был сниматься Алексей Кортнев, но у него что-то не сложилось. Когда в проект пришел Евгений Стычкин, режиссер попросил прописать реплики под него, учитывая внешние особенности, ведь Стычкин невысокого роста… Также разница между книгой и сценарием в том, что в первом случае ты можешь показать драматургию через мысли героев, описания да и просто литературные приемы, а во втором используешь другие методы: действия и диалоги (причем краткие). Сценарист – это практически другая профессия.

 

– Есть ли борьба между нашими сценаристами за место под солнцем?

– Пока что существует сценарный голод, а очень хотелось бы, чтобы она была. Ведь когда ее нет, тогда ты сам не развиваешься. И нет хорошего и качественного продукта. Если брать книжный рынок, то я бы хотела, чтобы после прочтения психологического произведения какого-нибудь украинского автора у меня захватило дух, а в голове пронеслась мысль: «Ляг под плинтус и молчи или пиши лучше». Вот для этого и нужна борьба и конкуренция. Продюсерам приходит море сценариев. Но из этого моря максимум только один нормальный.

 

– Можно ли прокормить себя, работая на этом поприще?

– Вполне. Но это очень нестабильные заработки и огромный неблагодарный труд.

 

– Есть ли заявки на полнометражные фильмы?

– Да. Вот недавно работала с режиссером «Мамая» Олесем Саниным. Это будет полнометражный украинский исторический фильм с большим размахом. Есть еще один серьезный сценарий об истории депортации татар начиная 1938 года и заканчивая нашими днями. Но пока эти проекты зависли в воздухе. Потому что кризис…

 

– Кого из ваших литературных героинь вы бы хотели сыграть?

– Я их и так «играю» — в своем воображении и на страницах книжек. Но, возможно, ближе всех мне Эдит Береш из книги «Увядшие цветы выбрасывают» (правда, я бы не переиграла Чурсину, которая ее и сыграла в кино) и Лика из «Пуговицы» – но, увы, я уже вышла из ее возраста.

 

– Хотели бы вы сесть в режиссерское кресло и какой фильм вы бы сняли?

– Еще как! Я бы попробовала экранизировать роман Набокова «Камера обскура» с условием, что сценарий бы написала сама.

 

Чтобы вы могли посоветовать начинающим сценаристам?

– Усмирить свои амбиции хотя бы на начальном этапе работы. Смотреть хорошую мировую классику с карандашом в руке! Учиться, учиться, учиться у всех, кто встретится на этом пути, включая осветителей, звукорежиссеров и гримеров. В сентябре я буду читать лекции студентам института кинематографии. Но я самоучка, поэтому всегда говорю, что сама буду учиться сто миллионов лет. Ну и, конечно же, любить кино! Также стоит учитывать спрос. Сейчас, к примеру, котируются не мыльные эпопеи, а хорошие женские истории. Но чаще всего пишут о золушке, которая ищет мужчину, и, в конце концов, на белоснежной яхте их настигает хеппи-энд. Нужна оригинальность. К слову, заявку в Голливуде на съемку фильма надо уместить максимум в 25 слов. Так американские продюсеры смотрят, может ли сценарист объяснить главную идею фильма в двух предложениях. Если да – значит, это твердый и законченный сценарий. Пока что я сама еще не достигла такого мастерства. Было дело, заявку пять раз на 12 страницах переписывали, потому что у нас в стране продюсеру нужно все рассказать и показать. Они не любят рисковать.

 

Как вы считаете, когда появится такое явление, как украинский кинопрокат?

– Надеюсь, что скоро, но предпосылок к этому пока что нет. На кино в этом году выделили пять миллионов гривен. Что на них можно снять? У нас еще не понимают, что это бизнес. К тому же кино, по примеру России, может быть социально значимым. Конечно, есть и такая проблема, как отсутствие профессионалов. В 90-е у нас была огромная яма: наши режиссеры окончили институт в 23 года, а сейчас им 40, и сняли они в среднем по два фильма.

 

Вадим Ерченко, газета "Правда"

Ретроспектива

Август 2018 (1)
Январь 2018 (1)
Декабрь 2017 (5)
Ноябрь 2017 (2)
Октябрь 2017 (5)
Сентябрь 2017 (5)

Календарь

«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30