Признаюсь честно, мы никогда не были ни на одной киностудии, поэтому в Голливуде по-ялтински нас поражало буквально все: обширная территория (около 14 гектаров), фанерные декорации, приспособления для морских съемок. Мы, словно дети, не могли налюбоваться натуральностью бутафорского городка, остовом самолета, который, возможно, эпизодически пролетел в ленте «В бой идут одни старики», подводной лодкой, по интерьеру очень походившей на настоящую. Здравствуй же, магия кино!

 

Придя на встречу к генеральному директору ЗАО «Ялтинская киностудия» Дмитрию Тарану, нас ждал весьма приятный сюрприз: в кабинете с дружеским визитом находился его предшественник Виктор Чаадаев. На нашу просьбу вспомнить былые студийные времена Виктор Викторович откликнулся с радостью и за чашкой кофе сделал нам небольшой экскурс в прошлое.

 

– На ялтинскую киностудию пришел в начале 60-х годов. Тогда я был, конечно же, еще не директором, а инженером. Мой приход практически совпал с таким знаковым событием, как выход ялтинской киностудии из состава «Мосфильма», и стала она украинской киностудией художественных фильмов. Я как раз попал на запуск первых лент – «Военная тайна», «Любой ценой». С этих картин и начался украинский кинематограф. Через несколько лет партия приняла решение об усилении детского кинематографа, и мы перешли под крыло киностудии имени Горького. В 1978 году меня перевели на «Мосфильм», и вернулся я в родные пенаты лишь   спустя 10 лет, когда образовалась государственное предприятие – Крымская киностудия «Ялтафильм». Коллектив выбрал меня директором, и был я на этой должности, пока в 1996-м не ушел на пенсию. За годы независимости сделали 17 фильмов. У нас были столярные и механические мастерские, работали кузнецы, пошивочный цех. Когда все киностудии гибли, ялтинской удалось продержаться дольше всех. После 1991 года началось частное финансирование, и нам кое-как удавалось находить спонсоров. Главное, мы знали: вложенные в фильм наши и чужие средства мы никогда не вернем. Ведь прокат в то время практически перестал существовать. Мы теряли не только деньги, но даже копии лент, передаваемые в кинотеатры. «Империя пиратов» – последний украинский фильм, снятый в Ялте. Потом нас уже не могли содержать, и киностудию стали потихоньку распродавать. Так мы потеряли участок в почти три гектара на улице Севастопольской. Обратились за помощью к Украине, но чиновники так и не смогли разобраться, кто, что и кому принадлежит. В 2000-х директора менялись один за другим, пока в 2006 году не пришел Дмитрий Таран.

 

Вот так Виктор Викторович плавно передал эстафету своему преемнику. Естественно, мы не были против и продолжили общение уже с нынешним начальником.

 

– Дмитрий Владимирович, в каком состоянии была «Ялтинская киностудия», когда вы взяли бразды правления на себя?

– Расскажу немного предыстории. В конце 90-х «Ялтафильм» обанкротилась, и ее директор отправился в Россию на поиски инвесторов. Его затея увенчалась успехом, и 19 июля 2000 года образовалось ЗАО «Ялтинская киностудия». Акционерами выступили Госкомимущество Автономной Республики Крым и инвестиционная московская компания. В 2003-м москвичи выкупили все акции у государства, и мы стали стопроцентно частной компанией. Это значит, что у нас отсутствуют постоянные проверки, при которых развиваться практически невозможно. Мы сами принимаем решения, не советуясь с государством. Плюс у нас были благоприятные обстоятельства – отличная костюмерная, цеха. В том же 2003 году мы обслужили до 28-и картин. Особенно доходными выдались 2005 и 2007. Конечно, кризис нас здорово подкосил. В 2008-м на нашей студии снимали всего одну картину. Замечу, что речь идет только о российских проектах, ведь 99,9 процентов – это кино наших соседей. В связи с тем, что заказчиков стало намного меньше, мы стали двигаться в сторону собственного производства. Скоро выйдет фильм «Дом солнца», где режиссером выступил Гарик Сукачев. В Росси премьера запланирована на 3 декабря, у нас – на 10 декабря. Мы правообладатели на украинских просторах, а наши акционеры – в братском государстве.

 

В прошлом году по заказу телеканала «Интер» мы сняли курортный боевик «Случайная запись». Как видите, живем. Сейчас на киностудии работают 78 человек, до кризиса было 145. Пришлось сократить. Многих перевели на полставки, потому что коллектив терять все-таки не хочется. А в лучшие годы у нас работало 380 человек. Также упразднили цех декоративно-технических сооружений, потому что за последние 8 лет сами практически ничего не строили. Вот, к примеру, сейчас идут съемки сериала «Алые паруса». Чтобы не тратиться на новые декорации, под этот проект подогнали наши старые.

 

– Выгодно ли снимать телесериалы и кино в сотрудничестве, допустим, с той же Россией?

– Тут нужно разграничивать. Мы можем выступать в качестве сервисной службы, то есть российская киногруппа приезжает к нам снять свой фильм. Им нужны свет, транспорт, люди, костюмеры, гримеры. В свою очередь мы выставляем счет за предоставленные услуги, получаем деньги и работаем. За конечный продукт мы не в ответе. Ситуация с собственным производством совершенно иная: мы сами пишем сценарий, затем обращаемся к потенциальному заказчику, что, мол, по формату вашего телеканала будет хороша эта история. Сценарий и прайс-лист наши – режиссер и деньги ваши. Дают добро – перечисляют средства, выкупают все права. Есть третий вариант, когда снимаем за свой счет или за спонсорские деньги. На телеканал мы приходим уже с конечным продуктом. Если всех все устраивает, то нам платят за премьерный показ. Но опять же, если говорить только об Украине, то здесь такая схема не выгодна. Бюджет сериала – от 250 до 400 тысяч гривен, а премьерный показ на том же «Интере» – 50 тысяч. В то же время, в России – от 200. До кризиса эта сумма стартовала с 300. Считаем дальше. Авторские права действительны 75 лет. С продажи DVD ты тоже получа- ешь прибыль. Если суммировать – получается вполне рентабельный бизнес, но это если работать с соседями, а у них, как вы понимаете, жесткая конкуренция. Это мы говорим лишь о телевидении. Кино же – другой бизнес. Нужно вложить только около 1,5 миллионов гривен на наружную рекламу, телевизионные копии, дистрибуцию, то есть на весь промоушн. И отобьются ли деньги, ты узнаешь только тогда, когда увидишь количество проданных билетов на твой фильм. В 90 процентах – это чистой воды убыток. Поэтому в Украине кино для кинотеатров практически не снимают. Кроме политических проектов, таких как «Оранжевая любовь». У той же Киры Муратовой свое арт-хаусное кино, свои спонсоры.

 

– В таком случае, как вы видите развитие украинского кинематографа?

– Дело в том, что руководители этой страны имеют свои активы везде: в газе, земле, транспорте, металлургии. Но вот интересов в кино у них нет. Поэтому и нет поддержки на государственном уровне. А когда этот интерес появится, то, поверьте мне, эта отрасль очень быстро начнет возрождаться. Вот что такое господдержка кино в России? Там все фильмы освобождены от НДС и есть возможность получить 30 процентов финансирования картины. Вот и нам следует идти по такому пути. Или можно взять пример с Америки, Швеции, Германии. Как там поступают? Допустим, я – предприниматель и продюсер и трачу в Автономной Республике Крым миллион гривен на кино. При этом у меня работают граждане Украины, то есть я обеспечиваю их рабочими местами. После собираю соответствующие документы и передаю в госслужбу, которая подсчитывает, сколько я вложил в трудоустройство, и после выхода картины возмещает мне до 30 процентов потраченных средств. Как только такая система появится, здесь будет сниматься огромное количество кино – до ста картин в год. Но не все так просто (хотя у нас в стране такое явление, наверное, вообще отсутствует). Есть подозрение, что компании-мейджоры приплачивают депутатам, чтобы те не проводили подобные законопроекты. Ведь возить сюда заграничные картины – хлеб мейджора. Плюс к этому наши чинуши не умеют мыслить стратегически.

 

– Как вы видите будущее киностудии?

– Она прожила сто лет и, думаю, что проживет как минимум столько же и переживет многих из нас. Эту структуру нельзя просто так уничтожить. Хотя с того времени, как мы стали закрытым акционерным обществом, нам постоянно пытаются ставить палки в колеса. На нашем счету несколько административных и хозяйственных исков. И это немудрено – за 14 гектаров в центре Ялты и людей стреляют. Но мы держим удар. Что касается деятельности на ялтинской киностудии, то планы на ближай шие пять лет такие. Во-первых, в прошлом году мы построили павильон с оптоволокном, и теперь мы можем вести прямые эфиры. Сейчас ищем организации, которым это нужно. А во-вторых, конечно же, будем производить сериалы для телеканалов. Главное, что есть спрос.

 

Вадим Ерченко, газета «Правда»

Ретроспектива

Август 2018 (1)
Январь 2018 (1)
Декабрь 2017 (5)
Ноябрь 2017 (2)
Октябрь 2017 (5)
Сентябрь 2017 (5)

Календарь

«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031